Главная » Люди » Александр Твардовский

Александр Твардовский

Битый войной, властью, критикой. Он выстоял, ведь недаром его называют одним из самых издаваемых писателей, вышедших из СССР.

Твардовскому вручали награды, премии и ордена. С таким же успехом выгоняли с должностей, давили на самое больное место – творчество.

Его «Василия Теркина» принял народ, а функционеры громили за идеологическую вредность. Только в последние годы Твардовский смог в полной мере заниматься любимым делом: издавать свой журнал «Новый мир», который вошел в советскую историю как культовый.

С первыми лицами государства Александр Трифонович решал проблемы напрямую, многих коллег спасал от опалы, не стеснялся говорить о своих убеждениях даже в сложное для страны время.

Несколько лет назад его дочери выпустили книгу писем писателя к семье, из которых видно, что он любящий муж и отец. Никаких интриг не признавал – ни в личной жизни, ни в работе. Умер от рака легких на подмосковной даче в возрасте 61 год.

Сын кулака

Александр Твардовский родился в многодетной семье на Смоленщине. Его отцу повезло: Трифон Гордеевич мечтал об участке земли и за год до рождения Шуры купил 12 га на хуторе Загорье у помещика Нахимова. Поставил небольшой дом, завел скромное хозяйство, исключение – кузница, где хозяйничал отец, и куда часто приходили дети. От отца мальчику передалась любовь к чтению, от матери – Марии Митрофановны – любовь к жизни.

Шура писать начал рано, слагал стихи, еще не зная грамоты. А после окончания школы уехал в Смоленск. Здесь началась его писательская деятельность. Публиковаться начал с 15 лет в небольших газетах. Он всегда критически относился к своему творчеству, работал над собой и стремился к совершенству. А когда осмелился, то предложил свои стихи редактору газеты «Рабочий путь» Михаилу Исаковскому, с которым будет дружить всю жизнь.

Первую поэму Твардовский посвятил коллективизации, которую принял безоговорочно, несмотря на проблемы в семье, связанные с репрессиями. «Путь к социализму» - название поэмы и колхоза – была опубликована в журнале «Молодая гвардия». Идеологическое выверенное произведение самим автором впоследствии характеризовалось как неудачное.

А вот поэма «Страна Муравия», напечатанная в 1936 году, получила положительные отзывы. Она тоже написана о судьбах простых людей, коллективизации и жизни в деревне. Но Твардовский устами героя хоть и говорит о нелегкой доле, всеобщей бедности, в то же время показывает Сталина на коне и верный путь, которым тот мчится. Этот эпизод в поэме еще послужит автору верную службу.

Можно характеризовать идеологическую составляющую Твардовского в тот период времени как двоякую: его семью раскулачили и выслали на север Зауралья, а он позволил себе только легкий критический выпад. К четкому пониманию событий он придет позже, а пока искренне верит в социалистическое будущее, хоть носит клеймо «сына кулака».

Твардовский пытался отстоять честь семьи, на том основании, что никогда в их жизни не было наемных рабочих. Ходил к первому секретарю Смоленского Обкома КПСС, но ему посоветовали не шуметь, оставить все как есть.

Он не раз навещал родителей в пятилетней ссылке, а когда было позволено, то перевез к себе в Смоленск. Он уже активно печатался, имел круг друзей и готовил свой первый сборник стихов. С учебой у него не заладилось: Смоленский педагогический институт бросил на третьем курсе, перевелся на литературный факультет университета в Москве, который благополучно окончил в 29 лет. И почти сразу был призван на службу в армию. В Финскую войну участвовал в освобождении Белоруссии, получил офицерское звание и продолжал службу военным корреспондентом.

В те годы родился образ знаменитого солдата, балагура и удальца Василия Теркина. Герой возник не в голове поэта, а на редколлегии с участием Самуила Маршака, с которым Александр Трифонович сохранит дружбу. Истории из жизни находчивого солдата выходили в газете и отдельной брошюрой, которую дарили отлившимся бойцам.

В годы Великой Отечественной войны приключения Теркина будут продолжены, и он станет для писателя, тонувшим в море фальши, своеобразным спасательным кругом. Это уже будет – его герой!

Реабилитация семьи

При обмене партбилета у члена КПСС с 1940 года возникала проблема, связанная с его социальным положением. Твардовский написал письмо Хрущеву с просьбой изменить данные в его учетной карточке в графе социальное положение. Там было обозначено, что родители были кулаками, а он с этим не согласен. Тем более что в его многочисленных книгах в официальной биографии значится «сын крестьянина». Шел 1954 год, он уже работал главным редактором «Нового мира».

В то время к журналу уже было много вопросов, коллектив находился под постоянным давлением со стороны партийных органов. Готовился показательный разгром редакции за искаженный образ социалистического реализма в публикациях «Нового мира».

Ему не впервой было защищаться: в середине 30-х годов на 25-ти летнего поэта обрушилась волна ругательных заметок. Смоленские партийные боссы не раз напоминали ему, что он сын кулака, организуя травлю в газетах, требовали запретить его поэму «Страна Муравия». Взгляды его называли не иначе как кулацкими, которые советскому читателю только вредят.

В 1937 году началось дело смоленских писателей, в котором фигурировала и фамилия Твардовского. В доносах и донесениях его амилия звучала слишком часто. Его друга исключили из партии, над другими его знакомыми висела угроза ареста. Твардовский не боялся, он выступал в защиту тех, кто попал в лапы НКВД.

Оправдаться «сыну кулака» в этих условиях было слишком сложно. Спасла его «Страна Муравия» - поэма, обсуждение которой организовал в Союзе писателей Михаил Исаковский. О ней хорошо отозвались Пастернак, Светлов и некоторые другие именитые люди. Это было хорошо, но с другой стороны - кто бы их стал слушать? Все решал только один человек в то время, и Сталину поэма понравилась. Автору вручили Орден Ленина, а сажать и награждать за одно и то же нельзя. Поэта оставили в покое. И это оказалось вовремя, ведь у него в личной жизни случилась трагедия: от дифтерии умер полуторагодовалый сын Шурочка.

В письме Самуилу Маршаку в октябре 1938 года он напишет, что пережил великое горе. Что потеряли ребенка из-за неустроенности, оставили на пару недель на попечение бабушки в Смоленске. Он заболел, привезли в больницу, где должного ухода не было. Твардовский корил себя за то, что уговорил жену не оставлять его в Москве, где в это время они жили у знакомых и искали квартиру, у писателя к тому же было много работы.

После похорон он с головой ушел в очередной конфликт с властью. Вместо того чтобы забыть о «деле писателей» и дистанцироваться, Исаковский и Твардовский в апреле 1939 года написали письмо в Прокуратуру об аресте одного из писателей Андриана Македонова, которому светило восемь лет лагерей, и попросили пересмотра. Друзья дали ему прекрасную характеристику. Дело было пересмотрено, но война помешала отмене приговора.

Это было в характере Твардовского, он не прятался от опасностей и вставал горой на защиту бесправных, в список которых и сам не раз попадал.

В 1954 году вновь совершил попытку реабилитации семьи. Как только стало известно о его письме Хрущеву, пошли слухи, что Твардовский отказался от партбилета нового образца до тех пор, пока ЦК КПСС не пересмотрит его вопрос. Ему пришлось выступить и объяснить, что его письмо не носит ультимативного характера.

Впоследствии суд рассмотрел дело о пересмотре социального положения поэта, но отклонил его просьбу. Учетную карточку не поправили, о чем лично министр культуры Фурцева сообщила в письме Твардовскому.

Ни он, ни его родители так и не дождались оправдательного вердикта, всю жизнь Твардовский считался сыном кулака. Реабилитация семьи случилась только в 1996 году.

Война

Твардовский был назначен литератором киевского военного округа, и выехал в командировку 24 июня 1941 года по маршруту Москва-Киев. А в конце года вместе со штабом Красной Армии перебазировался в Воронеж, где был еще тыл. В бунинских местах после передовой он пробыл недолго, писал письма жене Марии, говорил, что стихи пишет все хуже, потому что газета требовала фальшивое, а оно не давалось.

Приказ же был – писать много, а он решил, что плохих стихов больше не сочинит. Все это вылилось в конфликт с руководством газеты. Вскоре его вызвали в Москву, где пришлось давать объяснения по уничижительной характеристике, данной ему редактором. Результатом стал перевод на Западный фронт в редакцию «Красноармейской правды». Его спас Теркин, образ которого он возродил под бомбежками на передовой. После этого у него пошло как по маслу: в каждый номер по истории. Он и не подозревал, что байки сложатся в поэму, которая будет любимой народом.

Солдаты спрашивали его о Теркине как о реальном живом человеке. Известно, что Твардовский в 1943 году редактировал поэму с учетом новых замечаний от начальства. Поэт писал своей жене, что это трудно дается, он постоянно озирается на строчки, которые могут быть поняты начальством как-то не так.

Кстати, Иван Бунин прочитал поэму и похвалил автора за точность и меткость во всем. Для Твардовского особо ценным был такой отзыв известного писателя, которого он считал в чем-то своим учителем.

А еще мощные по энергетике стихи! Военная лирика говорит о серьезном поэте, состоявшемся, пережившем и выжившем.

В октябре 1943 года наша армия освободила от немцев Смоленск. Твардовский поехал с друзьями в родную деревню. Но там ничего не осталось, ни одной приметы, о которой можно было найти место, где стоял родительский дом.

Он опишет свою войну в книге военных рассказов, опубликованных через два года после Победы. И снова окажется в водовороте травли. Она начнется со статьи в «Литературной газете», а затем тон подхватят и другие газеты. Твардовского обвиняли в том, что он исказил факты, не показал красоту и благородство советских воинов.

Писатель же писал о страшных потерях, о жутких смертях и немецком плене, о солдатском неустроенном быте и разоренных селах.

На третий год войны он говорил, что устал неимоверно, но не столько физически, сколько душевно.

Обсуждение его книги организовали в Союзе писателей в 1948 году, но ярые критики не приехали. Хотя ему крепко досталось, катком прошлись и по другим произведениям, в том числе и «Василию Теркину». Ну не соответствовал стиль военной лирики и прозы Твардовского постановлению ЦК о том, как нужно освещать подвиг советского народа. В его защиту выступил только молодой аспирант МГУ Архипов. Кстати, пройдет немного времени и критикующие сами попадут под репрессии.

Войну он окончил в звании подполковника в Кенигсберге. От военной темы уже не отступал никогда, хотя и был вымотан ею, как и весь народ.

В год 70-лети со Дня Победы его 139 писем жене в годы войны вышли отдельным изданием. Его подготовили дочери Валентина и Ольга. В них писатель делится с женой и дочками подробностями написания глав «Василия Теркина», других своих стихов. Благодарит жену за советы и критику, делится планами, но о самой войне старается не упоминать: его письма читают, да и знать ужасы войны его семье не нужно.

Мария Илларионовна с двумя детьми находилась в эвакуации. Старшей Вале в начале войны исполнилось девять лет, Ольге - полгода. Он писал, что чувствует особую связь с ними, что любит их, переживает и волнуется, просит не надрываться, не беречь деньги, а тратить и не бояться за него.

«Новый мир»

В год своего увольнения он продолжал защищать коллегию редакции, которая, по словам критиков, окопалась в редакции и оказывала вредное влияние на редактора. ЦК КПСС указывал на ошибки редакции, ее позиции, идейную вредность. Дожимали его долго. Упорствовать не было смысла, и он сложил полномочия главного редактора.

Он вернулся на эту должность через четыре года. Журнал креп, становился популярным у оппозиционно настроенных к советской власти читателей. Все чаще на его страницах звучали темы, порицающие вождя. В годы оттепели главный редактор и сам пересмотрел свое отношение к ушедшему репрессивному режиму, написав поэму «По праву памяти». Она вышла в печать уже после его смерти, в разгар гласности.

А финальная часть сказов о бравом солдате - «Тёркин на том свете» - вновь принесла ему неприятности. Ее называли клеветнической, пасквилем, политически вредной и фальшивой. Два дня в Союзе писателей шло собрание по этому поводу: его обличали и громили. Твардовский пишет опять объяснительную в ЦК: не только на обвинения в адрес произведения, но и в целом на статьи в журнале.

Уже при Брежневе он откроет новые имена. Произведения Василя Быкова, Закланов и других будут напечатан в его толстом журнале. В начале 60-х заставит о себе говорить повесть «Один день Ивана Денисовича». Первое вышедшее в журнале произведение Солженицына распространили тиражом 100 тысяч экземпляров, получили «Новый мир» и в Кремле.

После снятия Хрущёва кампания против ретивой редакции набрала обороты. Но уволить именитого главного редактора долго не решались, потому сняли всех его замов, а на эти пост назначили проверенных людей. Враждебное окружение делало свое дело, что сказалось на здоровье Твардовского. Он ушел из журнала в начале 1970 года, а вместе с ним и часть коллектива. Вскоре у него случился инсульт, а потом обнаружили рак легких.

Последнее стихотворение поэта, наполненное горечью и надеждами, вышло за три года до его смерти в 1971 году. С ним до конца была его семья.

Супруга вместе с дочерьми активно издавали его ранние произведения, выпустили несколько мемуаров, дневники, которые он вел с начала войны. Семь участвовала в создании музеев, сохраняя память о нем. Мария Илларионовна пережила супруга на двадцать лет: растила внуков, продвигала память о муже, издавала книги, сотрудничала с музеями.

Добавить комментарий

Нажимая на кнопку «Отправить комментарий», вы соглашаетесь с Условиями использования.
x

Смотрите также

Наталья Трубникова

Ей за шестьдесят, а она все еще танцует. Может себе позволить, ведь у нее до ...